среда, 31 августа 2011 г.

pre-abortion psychology


Уважаемые коллеги!

Хотелось бы узнать ваше мнение по одному профессиональному вопросу.

В настоящий момент в Госдуме рассматривается ряд поправок в закон о здравоохранении, предусматривающих существенное ограничение репродуктивных прав граждан, и я представляю группу граждан, которые пытаются не допустить их принятия. Депутатами предлагается целый ряд весьма сомнительных мер (подробнее см., например, здесь: http://f5.ru/nastajashaja/post/370024). К Вам же я обращаюсь по поводу одного конкретного предложения – введения обязательного доабортного психологического консультирования.

Предложение на первый взгляд выглядит безобидным: аборт – стрессовая ситуация, и женщина, попавшая в такую ситуацию, действительно может нуждаться в психологической поддержке. Однако и высказывания депутатов, предлагающих эту меру, и складывающаяся практика "психологических консультаций" показывают, что беседы с психологом планируется использовать для совершенно других целей.

Уже существующие официальные документы, регламентирующие работу психологов в женских консультациях, вызывают вопросы относительно соответствия складывающейся практики этическим нормам работы психолога. Не будучи специалистами в этой области, мы, тем не менее, испытываем недоумение по поводу некоторых формулировок в официальных документах, и просим Вас высказать свое компетентное мнение.

В октябре прошлого года Министерство здравоохранения распространило методическое письмо "Психологическое доабортное консультирование" (http://www.coi.su/docs/metod_pismo_minzdrav.pdf),  и одноименную брошюру (http://www.coi.su/docs/metod_consult.pdf). Содержание этих документов вызвало у нас ряд вопросов, которые мы хотели бы адресовать специалистам.

Итак.

Из письма следует следует, что одной из задач психолога является "формирование у женщин осознания необходимости вынашивания беременности", а про брошюру написано, что она "раскрывает особенности консультативной работы по снижению числа преждевременного прерывания беременности".

ВОПРОС 1: Насколько допустимо для психолога ставить целью консультирования достижение задач, внешних по отношению к интересам и потребностям клиента?

Введение в брошюру и первая глава полностью посвящены демографическим проблемам государства. "Адресная работа" с беременными женщинами, "находящимися в ситуации принятия решения о сохранении или прерывании беременности" рассматривается авторами брошюры как способ разрешения государственных проблем (с.4).

ВОПРОС 2: Вправе ли право психолог, проводящий индивидуальные консультации, позволять себе в контексте проведения консультаций рассматривать клиента как ресурс для выполнения каких-либо социальных проблем?

Описывая поведение направляемых на консультацию женщин (в рамках пилотного проекта), авторы отмечают, что "не всегда они приходят на консультацию по собственному желанию, в процессе консультирования им недостает мотивации" (с.10). И далее: "Консультант вынужден помогать, наставлять на путь истинный человека против его воли". Здесь возникает целый ряд вопросов:

ВОПРОС 3. Допустимо ли направлять человека на консультацию против его желания?
ВОПРОС 4. Вправе ли психолог-консультант действовать против воли клиента?
ВОПРОС 5. Соответствует ли смыслу и назначению работы психолога задача "наставлять человека на путь истинный"?

К консультанту авторы предъявляют не только профессиональные, но и мировоззренческие требования: "Если консультант даже немного сомневается в том, что аборт – это зло, большее зло, нежели другой выход из ситуации клиента, то никакие техники не помогут. Мы впитываем от другого человека именно его взгляды и убеждения, а не то, что он нам говорит. К тому же женщина, идя на аборт, находится в неустойчивом эмоциональном состоянии, при котором слова имеют не столько значения, сколько убеждения консультанта, которые порой передаются без слов" (с.40). Здесь тоже возникают сразу много вопросов:

ВОПРОС 6. Допустимо ли для психолога рассматривать возможные альтернативы поведения клиента, исходя из своих аксиологических представлений (добро, зло, большее зло)?
ВОПРОС 7. Насколько вправе психолог-консультант делать в своей работе ставку на то, что клиент будет "впитывать его взгляды и убеждения"?
ВОПРОС 8. Насколько вправе работодатель психолога требовать от психолога "передачи" клиенту тех или иных "взглядов и убеждений"?

В качестве одного из способов воздействия на забеременевшую женщину предлагается использовать "персонализацию" плода:
"В процессе консультативной работы с женщинами хорошо зарекомендовали себя некоторые косвенные приемы убеждения. ...Призывы к спасению еще нерожденных детей, о помощи кому-либо почти всегда персонализируются, для чего сопровождаются наглядными фотографиями или описаниями. Еще более убедительное воздействие оказывает изображение эмбриона, полученное с помощью ультразвукового исследования. ...Женщины демонстрируют большую решимость не прерывать свою беременность, если перед этим видят ультразвуковое изображение эмбриона с ясно различимыми частями тела". (с.22)
"Женщины полагают, что, узнав о беременности, они могут выбирать – быть беременной или нет. Задача психолога на этом этапе – помочь осознать тот факт, что она уже мама..., и единственный выбор, который стоит перед ней, – это каким образом ее собственный малыш появится на свет: в процессе родов или в результате аборта". (с. 46-47)
Еще один похожий прием воздействия: «Вашему малышу – 5 недель, и Вы планируете аборт. А если бы это был 9-й месяц беременности, Вы бы смогли это сделать? А если бы это был новорожденный малыш, Вы бы так же легко могли решить его судьбу? Это кажется абсурдным, но при этом речь идет про одного и того же человека, разница только в его возрасте». (с.47)

ВОПРОС 9. Насколько корректно в профессиональном и этическом плане использование таких способов воздействия на клиента со стороны психолога-консультанта?

Авторы соглашаются, что "процесс консультирования – это не выдача советов, не воздействие – давление на другого человека. Это помощь человеку не в том, чтобы он принял правильное с чьей-то точки зрения решение, а в том, чтобы он научился принимать свои решения мудро, а значит, ответственно" (с.16).

ВОПРОС 10. Действительно ли описанные приемы консультирования не содержат в себе элементов "давления на другого человека" и помогают женщине "принимать свои решения мудро, а значит, ответственно"?

И наконец, если вы считаете, что наши опасения небеспочвенны, еще один вопрос:
Знаете ли вы людей или организации, способных дать публичную оценку складывающейся практике?

С уважением,
Николай Винник
от имени инициативной группы «Бороться с абортами, а не с женщинами»

Комментариев нет:

Отправить комментарий